Интервью с литературными переводчиками (ч. II)

Стенограмма публичной беседы с филологом и переводчиком, специалистом по итальянской культуре, переводчиком книг Умберто Эко Еленой Костюкович.

http://polit.ru/article/2012/11/14/kostyukovich/

Я спросила у Гаспарова в свое время, у Михаила Леоновича: «А если я нахожу ошибку, ну, или во всяком случае большой минус какой-то в переводимом произведении, должна ли я стараться улучшить?» На что он сказал: «Так как вы и любой переводчик своим вмешательством в текст его постоянно ухудшаете, то там, где вы можете, попробуйте улучшить».

Рассказ переводчика Владимира Бабкова о совместной работе с Виктором Голышевым и Леонидом Мотылевым над переводом романа Д. Брауна «Инферно».

http://www.britania-spb.ru/new-books-reviewed/981-inferno

С автором надо знакомиться, как с человеком. Когда у вас возникает ощущение, что вы знаете человека — хотя бы немного с ним поговорили и поняли, как он устроен, — тогда уже легче. Но пока вы не понимаете, что за человек ваш автор, переводить трудно.

Интервью с Людмилой Брауде, переводчиком и литературоведом, автором русских переводов произведений Ганса Христиана Андерсена, Туве Янссон, Астрид Линдгрен, Сельмы Лагерлеф и других.

http://www.ex-primo.com/ru/about/projects/legends/detail/?ID=286

Мы все находимся в определенном состоянии поиска, поиска мечты, своего идеала, постоянно стремимся к чему-то. Артисты, например, мечтают сыграть какую-то определенную роль, филологи ищут литературу, о которой они могли бы писать и рассуждать, а переводчикам нужен тот автор, которого им хотелось бы переводить. Прочитав «Мио, мой Мио» Астрид Линдгрен, я сказала себе: «Это мой писатель».

 

Интервью с Александром Михайловичем Ревичем — поэтом и переводчиком огромного по объёму пласта мировой поэзии (Петрарка, Ронсар, Гюго, Верлен, д’Обинье, Малларме, Мицкевич, Галчинский и др.).

http://www.ex-primo.com/ru/about/projects/legends/detail/?ID=310

Технический перевод — это перевод без чувства. Надо быть человеком, чтобы плакать от слова. А плакать от технического термина?.. Надо ломать голову. Между прочим, я думаю, что компьютер может лучше перевести, чем человек, техническую литературу. А художественную никогда компьютер не переведёт, потому что он плакать не умеет.

 

Александр Ливергант — переводчик, литературовед и главный редактор журнала «Иностранная литература» рассказывает о нелегкой судьбе толстых журналов в эпоху интернета и об особенностях работы переводчика.

http://nashagazeta.ch/news/peoples/18739

Если Вы спросите общий глас, то услышите от старых мастеров историю о том, что существовала великая советская школа перевода, а теперь её нет. Но когда мы со студентами изучаем эти старые переводы, проводим своеобразную редакторскую правку, то обнаруживается огромное число ошибок, неточностей и случаев самоцензуры. Выясняется, что заслуги той школы сильно преувеличены. Так что сегодня всё не так плохо, как может показаться, а картина далеко не такая чёрно-белая.

 

Евгений Михайлович Солонович — переводчик итальянской поэзии рассказывает о советской школе реалистического перевода, свободе и власти над автором и сложности перевода русской поэзии.

http://www.lgz.ru/article/-31-6519-29-07-2015/slozhnoe-iskusstvo-perevoda/

 

А сейчас, после того как издательства перешли на частные рельсы, — средний уровень перевода, к сожалению, упал. Норовят платить поменьше и, если речь идёт о переводах, предпочитают вместо хорошего текста выпустить средненький и заказать его людям часто не литературным, а просто знающим иностранный язык. Берёшь в руки переводную книгу, открываешь её — и сразу виден невысокий уровень.