Интервью с дипломатическими переводчиками

В этой подборке своим уникальным опытом и занимательными историями делятся 5 переводчиков первых лиц государства: Павел Палажченко, Виктор Суходрев, Владимир Дашко, Димитрий Заречняк и Сергей Паринов.

В своём интервью «Русскому журналу» один из самых известных отечественных переводчиков советского руководства Виктор Михайлович Суходрев рассказывает о своей книге «Язык мой — друг мой» и о своём пути в профессию.

http://www.russ.ru/layout/set/print/Mirovaya-povestka/Menya-uzhe-v-detstve-interesoval-perevodchik-kak-ya-nazyvayu-chelovek-poseredine

Волнение испытываешь всегда. Я волновался перед экзаменами и в школе, и в институте, мне не хватало одной ночи, которой обычно не хватает студентам. Перед тем как войти в аудиторию, я буквально дрожал, но, только я попадал пред светлые очи преподавателя, видел разложенные на столе билеты, волнение куда-то уходило. То же самое было перед сложными переговорами, встречами на высшем уровне, переводом публичных выступлений, торжественными собраниями или телеинтервью. Камера с красным огонёчком оказывает магическое действие, у многих в этой ситуации язык отнимается. Когда я готовился или предвкушал подобное, возникало, прямо скажем, огромное волнение, но, только я выходил к микрофону или садился за стол переговоров, всё внимание концентрировалось на том, чтобы переводить как можно лучше и правильнее, и даже с определенной актёрской, эмоциональной подачей.

И ещё одно интервью Виктора Михайловича: о качествах, необходимых переводчику на высшем уровне, солидарности переводчиков всех стран, о том, как есть и переводить, как курить в лицо первому лицу государства и о многих других историях из практики дипломатического перевода.

http://gordonua.com/interview/tv_full/viktor-suhodrev-ya-znal-vosmeryh-prezidentov-ssha-no-luchshim-iz-vseh-byl-kennedi-dumayu-polyubiv-ego-merilin-monro-byla-prava-23552.html

Надо было знать, какова наша позиция, к чему наша сторона хочет привести переговоры. Без этого, поймите, нельзя. Можно быть гидом и водить экскурсии по Москве […], если в чём-то ошибёшься, ничего катастрофического не будет. А здесь это невозможно.

Интервью с Павлом Палажченко, одним из ведущих российских переводчиков современности, в котором он рассказывает о своём выборе профессии, о том, с кем ему привелось работать, и даёт советы начинающим переводчикам.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5016#top-content

Переводчик должен стремиться передавать весь эмоциональный и экспрессивный спектр. Нельзя идти на переговоры, предполагая, что ты будешь спрямлять острые углы и упрощать.

И снова Павел Палажченко — о переговорах высших лиц, сложных решениях и переводческих компромиссах.

http://echo.msk.ru/programs/razbor_poleta/1483966-echo/

Так вот к переводу любого рядового текста надо относиться так же ответственно, как и к переводу на каком-то уже уровне. И тогда не будет ошибок ни там, ни там, ну, грубых ошибок.

Интервью с Владимиром Ивановичем Дашко, пятнадцать лет проработавшим в департаменте лингвистического обеспечения Министерства иностранных дел, в котором он рассказывает о том, как стать высококлассным переводчиком, о работе с первыми лицами государства и о приятных моментах профессии.

http://gornovosti.ru/tema/delovoy-chetverg/vladimir-dashko-ya-sam-odnazhdy-stal-zhertvoy-yazyka-putina51543.htm

Есть действительно сложные переводы, особенно у военных. Они не знают языка и иногда требуют, чтобы переводчик выдавал слово в слово. А это никто никогда не делает.

Димитрий Михайлович Заречняк, много лет проработавший старшим дипломатическим переводчиком Госдепартамента США, делится своими воспоминаниями о Рональде Рейгане и о своей работе с ним в качестве переводчика.

http://www.golos-ameriki.ru/a/zar-reagan-gorbach-2011-02-03-115194654/195996.html

Самыми сложными были переговоры в Рейкьявике. Казалось, что обе стороны — Рейган и Горбачев — пришли к соглашению об уничтожении всего ядерного оружия, но на самом деле это было не так. Очень сложная была тема, каждый из них зачитывал позицию по тем записям, которые им подготовили советники, специалисты по военным вопросам. Переговорщикам казалось, что говорят они об одном и том же — об уничтожении всего ядерного оружия. Но из материалов это не следовало: то, что они читали друг другу по запискам советников, подразумевало несколько иное.

Беседа с переводчиком первых лиц России и Франции — Сергеем Париновым, начальником отдела Франции 1 Европейского департамента МИД — о тонкостях переводческой работы на высоком уровне и о том, что происходит на переговорах за закрытыми дверьми.

https://ria.ru/society/20160930/1478207718.html

Также, в идеале, переводчик должен оставаться незаметным. Это из моей ненаписанной диссертации: «Переводчик должен уметь, как ниндзя, становиться невидимым и проходить сквозь стены». Это актуально, когда первые лица движутся, и вокруг них масса народу.

 

Материал взят с сайта https://vakvak.ru/2016/10/interviews-with-diplomatic-translators/#more-4523